Калинаускас

Я очень странный человек. Еще в школе учителя заметили во мне два начала: художественное и научное. А дальше жизнь была разнообразной.

 

   Калинаускас, Николаев, Силин, ИНК, Абу Силг… Игорь Николаевич, а кем вы все-таки себя ощущаете?

Все разговоры со мной, все интервью начинаются с вопроса: «А кем вы себя ощущаете?» Ощущаю себя собой. Психологом, режиссером, актером, художником, музыкантом… Это не профессии мои, а призвания, разные мои персоны, которые, если хотите, я в себе создал сам. Они спокойно уживаются во мне одном, потому что я себя с ними не отождествляю, а, как уже говорил, ощущаю себя собой. Когда ты художник, ты — художник. Когда ты музыкант, ты — музыкант. Когда ты профессор, ты — профессор. В этом есть своя прелесть. Я называю это живыми персонами. Ты существуешь в некотором количестве ипостасей, и все они — живые. Но есть еще ты, который никто, и зовут его никак. Но это — ты.
Родилось это из очень простой информации: я когда-то прочёл, что в Японии, в этой маленькой островной стране, если поэт, художник и ещё кто-либо достигал всеяпонской известности, то он брал новое имя, новое прозвище и начинал действовать как бы с нуля от имени другого человека, другого названия себя. И считалось большим достижением, если человеку это удавалось сделать трижды. Простой пацанский романтизм породил у меня намерение: как бы мне это попробовать, не дожидаясь всесоюзной известности, вот так это и началось.
Первое, что я сделал в этом направлении, – я отказался от фиксированного обозначения своей личности. То есть, я менял фамилии, я использовал псевдонимы, посвятительские имена, и за каждым из них стояло живое содержание, взятое из моей субъективности. Каждая персона имела набор навыков, достаточных для того, чтобы действовать в социальном мире и создавать свою историю присутствия в мире. 

   Расскажите о своей творческой деятельности. Над чем сейчас работаете, как проходит ваш день?

Очень по-разному. Иногда во мне просыпается художник – и я пишу картины. Иногда просыпается музыкант – тогда я жду концерта Duo Zikr, чтобы этот музыкант мог реализоваться. Иногда провожу беседы, где выдаю тексты на своем субъективном языке, а потом из этих текстов, благодаря редакторам получаются книги.  Иногда создаю так называемый рэп и выкладываю его на youtube, хотя какой это рэп – традиционно это мой новый собственный жанр… А работаю я всегда над собой. Я ищу то, что еще не нашел в личной вселенной.
В последнее время, у меня основные события, и их достаточно много, происходят во внутреннем мире. Раньше я организовывал эти события, перемещаясь в пространстве. Из одной ситуации в другую ситуацию, в третью и так далее. Сейчас по ряду причин, впервые за последние годы, я сосредоточился на внутреннем.
Я вижу смысл во взаимодействии, в котором текст, выдаваемый в основном на субъективном языке, сталкиваясь с субъективным восприятием этого текста, возможно, порождает объемы, которые активизируются в субъективной реальности и приводят к тем или иным последствиям. Я ни к чему не призываю, если по существу, ни к чему. Я не обучаю, я делюсь тем, что сам нажил, пережил и т.д. Я просто делюсь, я так живу, я так воспринимаю. Делаю усилия, чтобы быть максимально искренним, говорить максимально полно, что смогу передать из пространства своей субъективной реальности и моего субъективного восприятия окружающего мира. То есть и внешнего, и внутреннего. Почему я об этом рассказываю? А о чем я могу рассказать? Об этом. Как я живу. Что происходит внутри меня.

   Рациональный вопрос сразу возникает: а зачем?

Да ни за чем. Просто потому, что интересно. Просто потому, что это попытка ответить самому себе на самый, может быть, сложный вопрос: что я есть? Не в масштабах так называемой повседневности, а в масштабах мироздания. И насколько факт моего пребывания в мире влияет на этот мир? Это тоже интересно, как минимум.

    Игорь Николаевич, поделитесь из чего, «из какого сора» выросли ваши книги, лекции, семинары.

    Я очень счастливый и везучий человек. Мне повезло, что черепно-мозговая травма в детстве не сделала меня инвалидом 2-й группы, как должно было быть по всем медицинским показателям. В силу стечения обстоятельств это, наоборот, активизировало мои интеллектуальные возможности.
Мне везло на людей, на очень интересных людей, умных, образованных, интеллигентных, мудрых и видевших жизнь в таких страшных ее проявлениях, что после этого у меня не возникало мысли переживать по поводу своих болячек. Я понимал, что на этом фоне мои болячки — это так мелко. Мне повезло, потому что я дерзкий человек, наверное, из-за защищенного детства, защищенного с двух сторон: отец работал прокурором литовской железной дороги, да еще я был травмирован, и меня нельзя было особо наказывать. В результате я стал очень дерзким и не боялся социума, не боялся общественного мнения. Я позволял себе жить так, как хотел. Мне всегда было интересно жить. И это был мой главный критерий очень многие годы. У меня до сих пор это один из важных критериев, чтобы было интересно жить.
А еще люди. Если я встречал нового человека, то провоцировал его на то, чтобы он сидел со мной два часа и рассказывал мне про себя, про свою жизнь. Про то, как у него там внутри. И это всю жизнь было для меня самым интересным, и это интересно мне до сих пор. Потому что существует огромная разница между тем, что человек есть внутри, как потенциал, и жизнью, которую он живет. Вот эта разница и есть мой двигатель внутренний.

   Можете вспомнить первое «интеллектуальное» переживание, которое направило ваш интерес в сторону психологии, философии?

   Это книжка, которую я нашел у бабушки на чердаке, — без обложки, изданная во время войны. В ней были рассказы о мастерах своего дела. Два рассказа поразили меня на всю жизнь. Один — о двух пожилых слесарях. Помню, что они всё спорили: кто из них лучший, и весь завод в этом споре участвовал, а происходило все это на Урале во время войны. Слесари решили устроить соревнование, чтобы выяснить наконец, кто лучше. Там были жюри, инженеры всякие и эти два работяги. Один сделал деталь какую-то сверхсложной конфигурации, которую никто на заводе даже и не взялся бы делать. Полный восторг. Тогда второй достает из кармана небольшой металлический куб. Начинают все смотреть, а там шлифовка высшего класса, размерность с точностью до микрона, параллельность, ну, а тут все так просто: куб и куб. Потом мастер берет этот куб в руки, чего-то там делает, и куб распадается на, скажем, 8 частей сложного профиля. Он говорит: «Пожалуйста, сложите». И вся эта комиссия пытается сложить. Он никак не складывается, этот куб, а мастер опять берет его в руки, раз-раз — складывается. Там была такая степень точности, что только при температуре его рук можно было этот куб сложить. Чуть выше, чуть ниже — все, куб не разбирался и не собирался. И я помню, что меня это очень сильно поразило почему-то. Просто застряло во мне.
Второй рассказ, который я запомнил: танковый завод, привезли с проката броневые листы для танков, и один лист погнут. И пресса такого, чтобы его выпрямить, нет. А война, не выбросишь и назад не отправишь. И вот там какого-то старичка пенсионера зовут выручить их. К нему приставляют молодого инженера, инженер ходит с кувалдой, а старичок ходит с молоточком и кусочком мела. Вот он первый день ходит, ходит — там постучит, тут постучит. Второй день пришел, начал стучать, и уже крестики ставит мелом, а молодой все записывает, фиксирует. На третий день он приходит, в трех местах постучал, одно место показывает, говорит: «Бей сюда, где крестик, кувалдой». Ну, молодой шмяк по этому месту, и лист как живой завибрировал и выпрямился. Я был просто потрясен. И мысленно все время возвращался к этим рассказам, пытался как-то представить себе, как это… сомневался, быль это или сказки. Просто такая вот книжечка про героев тыла.
А после седьмого класса я работал в университетской библиотеке — там наводили порядок. Там случились со мной два сильных переживания. Я работал быстро: мне давали дневную норму, я быстро ее выполнял, у меня оставалось время, и я читал подшивки журнала «Знание — сила» за все годы его существования. Читал я, естественно, про психологию, про людей. Именно тогда впервые я прочел, что человек использует возможности своего мозга, как паровоз, — на три процента. И это меня глубоко оскорбило, это во мне сделало что-то очень сильное. Я пришел домой весь под впечатлением и все размышлял: ну как же так, как же так, ну что же это такое?! И вот тогда я себе сказал, что я сделаю все, чтобы превзойти этот показатель.
Отец мой очень любил философию. И для того чтобы как-то с ним общаться, я начал читать философскую литературу. Начал я с учебника для сети политпросвещения. Потом прочел Спиркина, а потом понял, что надо читать первоисточники. Начал читать Канта, Гегеля, Фейербаха, которого не люблю до сих пор, и всякое другое. Тут же были книжки по психологии, и где-то уже в этом возрасте, то есть в районе 16 лет, я составил список, что должен узнать. Это был обширный список.
Следующим моим событием был Экзюпери, уже в армии. Я по-прежнему много читал и взял в библиотеке Экзюпери — до этого он мне не попадался. А потом впервые прочел «Ночной полет». И что-то со мной, а точнее, во мне, случилось… Моя внутренняя жизнь качественно изменилась. Я не знаю, как это описать словами, но внутри я стал очень спокойным. Как будто моя внутренняя жизнь отделилась от жизни внешней. Из внешнего мира я нырнул в мир внутренний. И меня предупреждали добра желавшие: так и будешь наступать на одни и те же грабли, изучай внешнее, живи в нем. Но, скажите мне, что во внешнем мире есть особого? Что интересного? Он устроен довольно просто, очень скоро мне стало все с ним понятно.

   И вы стали интересоваться человеком?

   Да я и раньше интересовался. Я же готовился стать режиссером, а там без знания человеческой натуры никак. В четырнадцать лет я услышал внутри себя: «Нет недостойных людей. Есть недостойная людей жизнь». На долгие годы я сделал эти слова своим девизом. Именно они толкали меня к дальнейшему изучению человека. Я узнавал о людях. И чем больше я узнавал, тем отчетливее понимал: в человеке, в каждом конкретном человеке, заложены великие возможности. А жизнь настолько примитивно устроена, что унижает их. Да, я всегда говорил себе: так давно сложилось и обусловлено понятными историческими причинами, в своем развитии человечество пошло по такому пути, и тут в ближайшее время ничего не изменить. Да, я видел это несоответствие, я его всегда понимал, но принимать его я не хотел и не хочу. Я так жить не хочу.

   То есть психология и философия начались с собственной жизни?

   Я долго думал об этом и понял, я — счастливый человек. Мне не приходится заниматься тем, чем я заниматься не хочу.  Я всю жизнь живу так, как мне интересно. И у меня есть место безопасности — то место, куда каждый пойдет, когда ему хорошо. Место истинной веры.

   Думаете, что у человека есть какая-то предопределенность, цель и смысл, которые он должен найти?

   Сейчас уже и наука, слава богу, начала говорить, что будущее принципиально множественно и от нас зависит, какие варианты из этого множества мы выбираем. Мы выбираем или за нас — это уже зависит от самого человека. Я об этом уже давно говорю. Да и не только я, а и весь маргинальный духовный мир. Нет судьбы, судьба — это хитрая отмазка. Когда едешь в машине, смотришь вперед, тебе все время приходит новое: знания, события, пространства. Да? Это если ты сам рулишь, то ты куда-то едешь. А если ты смотришь назад? Многие люди живут прошлым. Тогда все уходит, уходит… А за рулем сидит судьба, карма и везет тебя неизвестно куда. И тебе даже не важно куда, потому что уходит жизнь, уходит.
Знаете, что главного я понял, изучая человека? Если тебя что-то не устраивает, устрой свой мир. Я не хотел уходить в монастырь, не хотел бежать от людей. Я понимал, что нужно строить внутри этого мира свой мир, и вот от него ты уже все получишь — эмоции, взаимопонимание. Человеческая жизнь может быть потрачена на достижение цели. Человеческая жизнь может быть как броуновское движение: куда ветер дунул, куда повлекло, случилось, внезапно, нечаянно.     Человеческая жизнь может быть потрачена на постижение себя как человека и достижение состояние, в котором вы переживаете свое пребывание в мире в полноте. Та самая знаменитая полнота бытия. Какой результат всего этого? Ты сам.

   Ваши размышления и деятельность вызывали какое-то сопротивление властей, общества?

   Конфликтных ситуаций в жизни было много. Разных приключений. Но каждая ситуация, в первую очередь, источник информации. Если ты не зацикливаешься, то этот урок что-то о тебе рассказывает, что-то говорит о людях, о социуме, о системах отношений и управления.
Я никогда не был диссидентом, хотя со многими из них в свое время общался. В Москве жил на рубль в день, но на людей мне везло всю жизнь. Несколько раз очень интересно общался с Юрием Михайловичем Лотманом, с Павлом Васильевичем Симоновым, с Петром Ершовым, с автором работ по медицинской генетике.

   У вас есть книги: «Интеллектуальная авантюра» и «Преображение». Как сочетаются между собой интеллектуальный подход и эзотерический?

   «Постижение невозможно без преображения. Преображение невозможно без постижения». Сознание должно быть вооружено до зубов. Я создал метод качественных структур (МКС) — способ думания о целом, не разрушая его целостности, — для того чтобы использовать потенциал человеческого сознания. Интеллектуальный инструментарий нужен очень. Рефлексия должна отскакивать от зубов для того, чтобы можно было отслеживать проекции — где, что. Это очень трудная и профессиональная работа — преображение себя.
Это сложный путь. Нужно, чтобы человек параллельно осваивал психологию как следует. Я общую психологию изучал по конспектам А. Р. Лурии, мне в университете их достали. И я готов любой экзамен сдать по психологии. Нужны еще философская подкованность, логика. Я очень много занимался сам с людьми технологией умственного труда — что там в сознании, что можно добавить, как этим управлять и так далее.
Ведь только человек делает вид, будто знает про себя что-то. Придумывает описание себя для других. А еще у нас есть описание себя для себя. И эти два описания — всегда две разные вещи. И тогда изделие homo sapience либо проваливается в разочарование, либо… Либо прибегает к великому своему преимуществу — адаптации.
Я уже говорил: человек — великое и сложное произведение природы и социума. Иногда он живет и не вмешивается в работу изделия, которым сам и является. Поэтому о некоторых презрительно говорят: «Он спит. Он всю жизнь спит». Так нельзя говорить. Человек не спит, он просто не трогает свою субъективность, потому что чувствует: прикосновение к своей субъективности — это путь к одиночеству…
Измениться ― это тяжелейший труд. Занудный, причем. Ход улитки. Знаете, Святослав Николаевич Рерих приезжал в Москву. Меня на той встрече, естественно, не было. Но там были люди, которые мне рассказали. У него спросил кто-то: «Что главное для духовного развития?» Он так посмотрел, улыбнулся и сказал: «Главное, чтобы каждый следующий день был прожит немножко лучше, чем предыдущий». Ход улитки.

   А вот еще есть книга «Путь в себя». Довольно непривычно звучит название…

   Есть гениальный маркетинговый ход — «путь к себе». В чем его гениальность? Себя во мне нет. Он где-то — этот «к себе». К нему надо идти, и долго. Соответственно, нужны посредники, которые знают, как туда идти. И все — вы в ловушке гениального маркетингового хода.
Это только кажется, что путь к себе — короткий. «К» — предлог, обозначающий отдаленность точки назначения. «В себя» — это рядом. Это то, до чего можно дотянуться, прикоснувшись к груди рукой. Это то, о чем Иисус говорил: «Храм внутри тебя». Об этом он говорил. Ищи в себе.   Но для того, чтобы это понять, чтобы дойти в себя, нужно научиться с собой разговаривать. Нужен язык. А для того, чтобы найти этот язык, нужно всего лишь включить свой интеллект. Интеллект — единственный путеводитель на этом пути в себя. Единственный шанс.
Да, многие знания — многие печали. Но… от недостаточно многих знаний многие печали. Я всегда так говорю. Человек ищет не там, ищет не в себе. В большинстве своем люди вообще собой не интересуются.

   То есть профессор Калинаускас в основном занимается сознанием? Как оно устроено, как его развить?

   Несколько лет назад дошел до конца пути сознания. Все! До границы. Горжусь! Там такая штуковина, которую я назвал горизонт событий. А дальше невозможно. Но сознание — это же не все. У нас еще много всего есть. Одна загадка, которая называется душа, — что это на самом деле такое? Я написал книжку «Реабилитация души». Она небольшая. Хотелось мне поговорить о реабилитации души на нормальном, понятном языке. Чтобы люди, которым это интересно, нашли бы для себя ответы в этом тексте, смогли бы погрузиться в него. Хотелось защитить, по крайней мере, своих читателей от невежества и шарлатанства, которых теперь на рынке таких книг — огромное количество. И вроде бы получилось.
Вы знаете, моё отношение к текстам было зафиксировано еще в самом первом тексте под названием «Наедине с миром»: «Дочитаете до конца — книжка сработала (то есть текст). Дочитаете до половины и выбросите, книжка сработала. Откроете, закроете и не будете читать, книжка сработала». Потому что это данность, а ваша реакция на эту данность… Вот вся разница: для меня – это озвучивание содержания картины мира и себя, для вас этот текст – это просто данность. А если это данность, то неважно, через меня был создан этот текст, высказан или ещё от кого-то, важно только, насколько вы с этим текстом резонируете, что позволяет вам извлекать то содержание, содержимое, которое вас субъективно интересует.
Я всегда говорил, что я отношусь не к теоретикам. Я всегда относился к эмпирикам. То есть, все мои исследования, вся моя практика – это эмпирика, основанная на каких-то фактах эмпирического характера, с прицелом на то: главный критерий – работает это или не работает. А вот почему работает или почему не работает – тут в основном гипотетические предположения. Это важно, для того чтобы адекватно воспринимать те тексты, которые из меня выходят. Это мой главный критерий – то, что я извлекаю из наблюдения за собой, за другими людьми, – я ищу способы получить тот или иной субъективно истинный результат. Или ту или иную практику, которая приводит к конкретным результатам. И вот этот технологический, я всегда называл, подход — это и есть главное, для меня. Поэтому я и не стал теоретиком. У меня нет особого теоретического подхода. Я для описаний, интерпретаций использую, как говорится, то, что под руку попадается. Если меня это устраивает с точки зрения результативности, вот это главное. Если это меня не устраивает с точки зрения результативности, то значит не подходит. В этом есть определенная исследовательская позиция. Иначе бы я занимался другим. Я бы пошел, как положено, в аспирантуру и так далее, и так далее. Занимался бы теориями, искал бы способ ответить на вопрос: а почему это так? А почему, почему? Увы, почему – это не тот вопрос, который я задаю. А как это работает? Как? Какой результат тех или иных психологических, психотехнических манипуляций? И соответственно от этого строю свои описания.
Поскольку мне достаточно рано на пути стало известно через субъективный момент истины, что моя работа, миссия — это как раз создание текстов на современном языке, то это постоянная моя профессиональная забота: как же всё-таки через слова конвенционального языка передать объём содержания. Как то, что не требует слов, превратить в текст для других. Вот это то, что меня интересует: какие описания могут дать человеку новые возможности продвинутого пользователя самим собой? Имея в виду контекст «пользователя самим собой» – это значит действие, обращенное на себя как субъекта деятельности. Мне повезло, я вижу потенциал человека и то, что я называю сущностью. Вижу колоссальный разрыв в подавляющем большинстве случаев. Я довольно большой эксперт в области внутренних ресурсов человека, и этим я с людьми занимаюсь, и сам этим пользуюсь.

   Говорят, вы обладаете какими-то тайными знаниями?

Первое, что я получил, заинтересовавшись всякими такими штучками, — интерес жить, который меня не покидает. У меня всегда было ощущение, что за этими описаниями есть ещё что-то. Как выяснилось, это я сам. Что за этим всем есть каждый из нас. Каждый! Штучный! Вот же ведь в чём прелесть. И тогда появился объём проживания, пребывания и присутствия. В себе самом для себя бытие, в себе самом для других бытие — это общее пребывание и присутствие, то есть всевозможная деятельность во внешнем мире, включая социальную реальность. И всё встало на свои места. И с тех пор мне безумно интересно: и люди, и события, и сцепление событий, и так называемые обстоятельства. Какая бы ни была ситуация, всегда можно с ней что-то сделать!
Есть такие люди, похожие на меня, скажем, с доминирующим исследовательским рефлексом. Как та крыса, которая вместо того, чтобы вместе со всеми бежать по трубе к пище, увидела слева дырку, за которой ничего не видно, и полезла туда. Это называется доминирование исследовательского рефлекса, когда узнать и попробовать, важнее, чем пожрать. Они рисковые, как говорится. Но есть люди с развитой познавательной потребностью, которая уже переросла в потребность в истине. Развитая познавательная потребность — это не только узнать, но и уметь сделать. Знать – значит уметь! Я сразу ищу, что сделать?! Как объективизировать?!
Всё, что я сделал в этой жизни с тех пор, как родилась через меня система внутреннего управления (методика ДФС), я сделал благодаря ей. Поэтому самый простой ответ «как у вас это получилось, получается?» — я всегда говорил: ДФС! То есть, собственно говоря, эта система лежит в основе ну как минимум моего присутствия в этом мире и моего пребывания в своей субъективности. И работы, которую я делаю и там, и там. А я вне этого не существую. Ни как действующее лицо, ни как осознающее лицо. Ни как бытийствующее, ни как присутствующее. Вся система управления моего, построена на этих принципах. И когда мне что-то нужно акцентировать, я обращаюсь к этому материалу. И даже пространство сознания я активирую такими же способами. Для меня ДФС — это воплощённая во мне система внутреннего управления, то есть это и есть объективизированная жизнь Традиции во мне.
Существует Традиция, где знание передается от человека к человеку, от поколения к поколению. Мой учитель мне говорил: «У тебя будут спрашивать, кто основатель Традиции, а ты всегда отвечай одно и то же: „Сократ был наш человек“». Это европейская традиция, хотя в чем-то она очень близка суфиям, гностикам. Вне этого целого «я, Традиция и поток» у меня ничего нет — только кроме общей «ерундиции», и то скромной — с моей точки зрения. То есть вся жизнедеятельность, внешняя и внутренняя, вся внутри этой системы управления. Потому что это и есть воплощённая в конкретном человеке Традиция. Традиция — это не только специфическое описание мира, не только специфическое исследование, это ещё практика жизни.
Мне хорошо оттого, что с какого-то момента я сам живу свою жизнь. Мне хорошо, потому что мне интересно жить. Мне интересно с людьми, мне интересно внутри себя. Мне многое интересно. Мне интересна свобода «для», и мало интересна свобода «от».

[Методика Дифференцированных Функциональных Состояний (ДФС)– это способ организовать свою жизнь на внутреннем управлении. За полвека своего существования методика получила достаточно широкую известность по всему миру, потому что она практична, эффективна и технологична. Система внутреннего управления под шифром ДФС имеет очень много прикладных значений: и как психотерапевтическая, и как функциональная, и как повышающая творческую активность, и как улучшающая возможности коммуникации… 

   Эта авторская методика саморегуляции первоначально создавалась для подготовки актеров. Затем метод находит применение в подготовке спортсменов высших достижений. Так в 1984–1986 годах тренируются члены сборной СССР по легкой атлетике.
Во второй половине 1980-х Калинаускас работает клиническим психологом в Институте клинической радиологии в Киеве, опять применяя свою методику в новой сфере, помогая людям в критической ситуации использовать своей психологический и энергетический потенциал. И в 1987 году защищает диссертацию по теме «Некоторые аспекты патологической адаптации личности» на материале исследования психологических особенностей людей, ликвидировавших последствия аварии на Чернобыльской АЭС. В эти же годы Игорь Калинаускас сделал открытие в научной психологии, описав синдром гарантированного будущего. 

   Объём проделанной работы за эти годы огромный. Эмпирический опыт, связанный с освоением этой управляющей системы, огромный. Это очень серьёзная штуковина в смысле качества и её возможностей, потому что все эти процедуры управляющие можно делать, не прерывая деятельность.]

 

[Метод Качественных Структур (МКС) ― способ думания о целом, способ организации внутреннего пространства сознания, интеллектуальный инструмент. Одно из ключевых понятий МКС – качество и принцип качественной определенности, а также видение принципиального различия между целым и одним. Для того чтобы работать с целым, нужны дополнительные структуры в пространстве сознания. Принципиально новой базовой структурой сознания можно сделать «Квадрат аспектов».

   Этот иной способ думания дает нам ответ на вопрос: может ли человек принципиально качественно измениться, если захочет? На сегодняшний день доказано, что качественно измениться, не разрушая данное, а опираясь на него и используя сделанное, все-таки можно. Человек может качественно измениться, если качественно изменится его отношение с самим собой внутренним. Чтобы увидеть качественные изменения, необходимо выяснить качественную определенность человека. И пока что у нас есть только одна версия качественной определенности человека как явления реальности – это его возможность делать работу с реальными результатами в пространстве своего сознания. 

   За это открытие академия МАИСУ, почетным академиком которой он был избран, наградила Игоря Николаевича Калинаускаса почетным знаком. А также в 1999 году Игорь Калинаускас избран действительным членом Академии науки и культуры в Сан-Франциско (IASC), которая присвоила ему звание доктора философии в области философии и психологии личности и доктора философии в области соционики.]

 

БИБЛИОГРАФИЯ КНИГ ИГОРЯ КАЛИНАУСКАСА:


«Беседы с мастером» (избранное) 

Санкт-Петербург, 1991 г., 1000 экз.

Ташкент, издательство «Фан» Академии наук республики Узбекистан, 1992 г., 10 000 экз.

«Наедине с миром»
Киев, издательство «Радянська школа», 1991 г., 15 000 экз. 

(книга переиздавалась восемь раз)

Санкт-Петербург, издательство «Ключ», 1997 г.,

Санкт-Петербург, издательство «Афина», 2009 г., 1700 экз.

Перевод на литовский язык, 1996 г., 1500 экз.; 

Перевод на литовский язык, Вильнюс, издательство «Asveja», 2003 г., 1500 экз.

Перевод на английский язык, 2011 г.

Переводы на словацкий, чешский языки.

«Духовное сообщество»
Киев, типография ВА ПВО СВ, 1992 г., 1000 экз. 

Санкт-Петербург, издательский дом «Медуза», 1996 г., 5000 экз.

Перевод на  литовский язык, 1992 г., 1000 экз.

Перевод на словацкий язык. 

«Жить надо!»
Санкт-Петербург, Издательский дом «Медуза», 1994 г., тираж 100 000 экз. (сборник из произведений: «Наедине с миром», «Духовное сообщество», «Жить надо!»

Санкт-Петербург, издательство «Ключ», 1997 г., 1000 экз.

Санкт-Петербург, фонд «Лики культур», 2000 г.,

Санкт-Петербург, издательство «Невский проспект», издание исправленное и дополненное, 2003 г., 5000 экз.

Перевод на английский язык, издательство «Ключ», 1996 г.

Перевод на литовский язык, Вильнюс, 2005 г.

Перевод на немецкий язык, 2011 г.

Переводы на словацкий, чешский, английский языки.

«Хорошо сидим» 

Первое издание, 1997 г.

Санкт-Петербург, издательство «Ключ», 1999 г., 900 экз. 

Санкт-Петербург, фонд «Лики культур», дополненное издание, 2002 г., 1000 экз.

Санкт-Петербург, фонд «Лики культур», издание, исправленное и дополненное автором, 2003 г. 

Санкт-Петербург, издательство «Невский проспект», издание, исправленное и дополненное автором, 2004 г., 5000 экз.

Киев, 2016 г., 500 экз.

«В поисках Света»
Санкт-Петербург, фонд «Лики культур», 2001 г., 3000 экз.

2002 г., 1000 экз.

Перевод на литовский язык, Вильнюс, «As Ramus», 2004 г.

«Игры, в которые играет Я»
Санкт-Петербург, фонд «Лики культур», 2001 г., 1000 экз. 

Санкт-Петербург, фонд «Лики культур», 2002 г.

Санкт-Петербург, издание исправленное и дополненное, издательство «Невский проспект», 2003 г., 5000 экз.

Перевод на литовский язык, 2004 г.

«Мужчина и женщина. За порогом Рая»
(в соавторстве с Евой Весельницкой),

Санкт-Петербург, издательство «Невский проспект», 2004 г., 3000 экз.

Санкт-Петербург, в сборнике произведений «В Раю все было иначе», издательство «Вектор», 2012 г., 1500 экз.

Перевод на литовский язык, Вильнюс, 2005 г.

«Игры, в которые играет Мы. Основы психологии поведения: теория и типология» 

Киев, издательство «Ника-центр», 2005 г., 1000 экз.

Киев, издание второе, 1000 экз.

«Преображение. Путевые заметки»
Кривой рог, издательство «ЯВВА», 2006 г., 1000 экз.

Санкт-Петербург, издательский дом «Питер», 2009 г., 4000 экз.

Москва, авторское издание, 2017 г., 500 экз.

Перевод на литовский, Вильнюс, 2008 г.

«Огненный цветок. Методика ДФС» 

Санкт-Петербург, издательский дом «Питер», 2009 г., 5000 экз.

 «Жизнь как пространство отношений. Методика ДФС «Огненный цветок»

Санкт-Петербург, 2008 г., 3000 экз.

Санкт-Петербург, издательство «Афина», в 2011 г., 2000 экз.

Санкт-Петербург, издательство «Афина», в 2012 г., 3500 экз.

Перевод на английский язык, 2011 г.

Перевод на литовский язык, Вильнюс, 2018 г., 800 экз.

 «Свет вылепил меня из тьмы»
Санкт-Петербург, издательство «Афина», 2009 г., 1500 экз. 

Санкт-Петербург, издательство «Афина», 2013 г., 1 000 экз.

«Интеллектуальная авантюра. Истоки бытия»
Санкт-Петербург, издательство «Афина», 2010 г., 2 000 экз.

Перевод на чешский язык.

«Интеллектуальная авантюра II. Революция сознания»

Санкт-Петербург, издательство «Афина», 2010 г., 2000 экз.

«Женская мудрость и мужская логика»
Санкт-Петербург, издательство «Афина», 2011 г., 2000 экз.

«Путь в себя. Игры обыденной жизни»
Санкт-Петербург, издательство «Афина», 2012 г., 1700 экз.

«Логика и практика единого»
Санкт-Петербург, издательство «Афина», 2012 г., 1700 экз.

«LIFT»
Москва, издательство «Альпина Бизнес Букс» (Манн, Иванов и Фербер), 2013 г., 3000 экз.

«Реабилитация души»
Санкт-Петербург, издательство «Афина», 2013 г., 1700 экз. 

Санкт-Петербург, издательство «Афина», 2013 г., 1500 экз.

Перевод на литовский язык, Вильнюс, 2017 г., 800 экз.

«Соционика. Умение общаться эффективно»

Санкт-Петербург, издательство «Афина», 2013 г., 2000 экз. 

«В Раю все было иначе. Мужчина и женщина: законы сосуществования»

(в соавторстве с Евой Весельницкой)

Санкт-Петербург, издательство «Вектор», 2014 г., тираж 1000 экз.

«Lift» и «Реабилитация души», сборник книг

Украина, 2015 г.

«Кто говорит «Я»? Бремя профессионалов»

Санкт-Петербург, авторское издание, 2017 г., 700 экз. 

Украина, «Колесо жизни», 2017 г., 500 экз.

«Игры, в которые играет Мы»

Санкт-Петербург, издание дополненное и исправленное, 2018 г., 500 экз.

«Новое время»

Москва, Издательские технологии АО «Т8», 2020 г., 300 экз.

«ПО – танцуем!»

Москва, Издательские технологии АО «Т8», 2021 г., 500 экз.

(приведен неполный список книг автора)